Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Коми 
"Республиканский центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями"
Телефоны: (8212) 22-98-26, 22-98-22 Факс: (8212) 21-18-24, komiaids@mail.ru

4347

 ВИЧ-инфицированных
в Республике Коми с 1990 г.
      

   


 

Новости



Глава ВИЧ-центра: лекарство, излечивающее ВИЧ, может появиться в ближайшие несколько лет 30.11.2018

Глава ВИЧ-центра: лекарство, излечивающее ВИЧ, может появиться в ближайшие несколько лет

Москва. 26 ноября. INTERFAX.RU - Руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Вадим Покровский рассказал корреспонденту "Интерфакса" Анне Синевой в преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом, отмечаемом 1 декабря, о методах профилактики и лечения ВИЧ, статистике по инфицированным, финансировании центра, перспективных исследованиях лекарства от ВИЧ.

- Долгие годы ВИЧ был заболеванием со смертельным приговором. И, несмотря на то, что в последние годы медицина шагнула далеко вперед, многие продолжают считать это смертельным заболеванием. Как бы вы охарактеризовали это заболевание сейчас?

- ВИЧ/СПИД как был смертельным, так и остался, если заразившийся ВИЧ человек вовремя не получил современное лечение, да и оно далеко не всегда эффективно. Число смертей от ВИЧ/СПИД в мире снижается, но тем не менее около миллиона умерли от СПИДа в прошлом году. А в России число смертей от СПИДа пока растет. Только по официальные данным Росстата, в 2016 году умерли от ВИЧ/СПИД 18 577 россиян, а в прошлом году – 20 045.

Еще один грустный аспект: пока полностью излечить от ВИЧ нельзя, он потихоньку продолжает свое "черное дело", поэтому человек с ВИЧ-инфекцией, даже если он на хорошем лечении находится, быстро стареет, лет на 10 раньше становится стариком, чем человек без ВИЧ.

- Сколько сейчас россиян живут с этим диагнозом?

- Если считать с 1987 года, когда был выявлен первый случай, число зарегистрированных ВИЧ-инфицированных россиян на 1 ноября текущего года составило 1 306 109, из которых 308 072 умерли, соответственно, живущих с ВИЧ было 998 037. Но это число растет на 200-300 в день, и скорее всего, миллионный россиянин, который живет с ВИЧ, уже зарегистрирован в одном из регионов.

А по итогам 2018 года опять ждем 100 тысяч новых случаев.

- ООН в 2015 году назвала Россию эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. По данным организации 80% случаев заражения в Восточной Европе приходится на нашу страну. Как складывается ситуация сейчас, насколько наша официальная статистика расходится с этими данными?

- Эпицентр - это район, из которого эпидемия распространяется, а в России эпидемия началась на 10 лет позднее, чем в США. Правильнее сказать, что сейчас Россия - район наиболее быстрого распространения ВИЧ. За последние три года выявлено около 300 тысяч ВИЧ-инфицированных россиян, по 100 тыс. случаев в год. Это больше, чем по всей остальной Европе. Например, в Германии в прошлом году насчитали только 1700 новых случаев.

- Может ли эпидемия выйти из-под контроля?

- Когда я слышу, что "эпидемия ВИЧ у нас под контролем", я вспоминаю басню: "я медведя поймал, да он меня не отпускает". Мы контролируем, как разворачивается эпидемия, но пока не можем ее остановить. Группы населения, в которых ВИЧ давно распространяется, уже серьезно поражены: в некоторых регионах ВИЧ обнаруживают у более 50% потребителей наркотиков и 20% мужчин, имеющих секс с мужчинами. К последним, кроме мужчин-гомосексуалистов, относят также и тех, кто вступает в связи с лицами обоих полов (бисексуалов), а таких в России немало. Так как зараженные ВИЧ наркоманы и бисексуалы имеют половые контакты с лицами другого пола (гетеросексуальные), то от них ВИЧ перекидывается на общее население. По предварительным данным за текущий год, в результате гетеросексуальных контактах заразились 54,8% впервые зарегистрированных ВИЧ-позитивных, при гомосексуальных - 2,2%, при употреблении наркотиков - 42,5%. Процент заразившихся при гомосексуальных контактах мал потому, что мужчин, имеющих секс с мужчинами, среди населения немного, но ВИЧ в этой группе распространяется быстро.

Нам пока удалось только существенно снизить вероятность передачи ВИЧ от инфицированной матери - ребенку, это происходит уже не с вероятностью 30-50%, а только 1-3%, но здесь еще надо поработать, чтобы дойти до нуля.

- Уделяет ли государство достаточно внимания профилактике ВИЧ? Несколько лет назад в метро висела социальная реклама на эту тему, сейчас практически нигде нет информации. Государство пыталось бороться с ВИЧ, внедряя семейные ценности, не говоря о необходимости использования презервативов, одноразовых шприцов, это до сих пор так?

- Хотя Минздрав в своих инструкциях вместо слова "презервативы" пользуется термином "барьерные средства защиты", некоторый позитивный сдвиг происходит. Презервативы снова рекламируют по телевидению, так что говорить о том, что в информационном поле презервативами по-прежнему пренебрегают, мы не можем. Тем не менее основной путь "борьбы со СПИДом", который избрал Минздрав, - это не профилактика заражения, а выявление уже инфицированных ВИЧ россиян и внесение их данных в регистры, чтобы когда-нибудь начать лечить.

Здесь наши подходы с Минздравом расходятся. По моему мнению, надо в первую очередь предупреждать заражение, а не только выявлять и лечить, тем более что Минздрав пока не может обеспечить лекарствами всех россиян, у которых ВИЧ-инфекция.

Программы по предупреждению заражения у нас крайне слабые. Минздрав даже слово "эпидемия" не употребляет, так зачем же людям предохраняться? Объясняют: "не хотим сеять панику среди населения". Можно подумать, что, услышав об этом, народ побежит на улицу с криком "Спасайся, кто может!". Наверно, боятся, что их поругают за то, что "эпидемию развели".

На мой взгляд, крайне вредно, что люди не знают об угрозе развития у нас эпидемии по африканскому варианту, где ВИЧ распространяется преимущественно гетеросексуальным путем. В Южной Африке в 1994 году ВИЧ обнаруживали только у белых гомосексуалистов, а сейчас заражено 20% населения, и половина всех смертей связана со СПИДом. До этих цифр не так уж и далеко: сейчас в России у 1% взрослого населения диагностирован ВИЧ, а в некоторых средних городах - у 4% жителей. Самой пораженной группой являются россияне в возрасте 30-40 лет, то есть те, кто уже закончил обучение и работает, и в случае их смерти сократится трудовое население.

- А по неофициальным оценкам, сколько в России ВИЧ-инфицированных?

- По расчетным данным, у нас не меньше 1 млн 300 тысяч инфицированных, то есть имеется еще минимум 300 тысяч, а, может быть, и 500 тысяч пока не диагностированных случаев.

- И какой прогноз?

- Прогноз пока неблагоприятный, поскольку Минздрав не желает признать эпидемию, и рапортует только о достигнутых успехах. Но успехи-то скромные: в прошлом году получали современное лечение 340 тысяч из 900 тысяч, живущих с ВИЧ, а в текущем году - 412 тысяч из почти 1 миллиона диагностированных. И, несмотря на это улучшение, число смертей от ВИЧ/СПИД у нас растет.

- А остальные?

- Остальным Минздрав пока не может предоставить лекарства, не хватает денег. Но здесь больше вопросов к Госдуме. Нужно увеличивать бюджет, только в этом случае мы сможем закрыть пробел, закупить лекарства для всех. Пока же Минздрав вынужден покупать лекарства подешевле, но понятно, что дешево продают не самое лучшие.

Есть и бюрократические препятствия. У нас сначала паспортные данные на ВИЧ-позитивных вносят в регистр, потом только выделяют деньги на закупку лекарств на их лечение, а закупку делают раз в год. Может пройти довольно много времени, пока человек получит лекарство. А мировая установка: для предотвращения распространения ВИЧ-инфекции нужно начинать лечить всех зараженных ВИЧ сразу же после выявления. Большая часть смертей связана с поздним началом лечения.

- В конце 2016 года была принята стратегия по противодействию распространения ВИЧ-инфекции в России до 2020 года. В ней предусматривается, что в следующем году количество инфицированных людей, получающих противовирусную терапию и состоящих на диспансерном учете, должно составить 90%. Насколько успешно реализуется стратегия?

- Задача, объявленная международными организациями, - диагностировать ВИЧ-инфекцию у 90% всех зараженных и предоставить лечение 90% выявленных ВИЧ-инфицированным, то есть надо дать лекарства 81% от всех инфицированных ВИЧ. От получающих лечение ВИЧ распространяется с меньшей вероятностью, поэтому надеются, что такое массовое лечение остановит и распространение ВИЧ.

У нас "всех ВИЧ инфицированных" подменили на "состоящих на диспансерном учете", а это лишь 70% от числа диагностированных пациентов. Если еще похитрить, считать только тех, чьи паспортные данные внесли в регистры то, может, и удастся дотянуть и до 90%.

Но примерно 30% тех, у кого обнаружен ВИЧ, вообще не ходят в центры СПИД. Это не только наркоманы, но и те, кто не желают, чтобы их данные в какие-то регистры заносили: вдруг они на каком-нибудь сайте окажутся? И это проблема для нас – как их привести, убедить лечиться? От них и от тех, кто не еще не знает о своем заражении, и распространяется ВИЧ-инфекция.

Каждый год 15-20% начавших лечение его бросают - надоедает, беспокоят побочные эффекты терапии.

Таким образом, если Минздрав объявит о том, что 90% получают лечение, делайте в уме поправку - это только 40- 50% от общего числа ВИЧ-позитивных россиян. Этого недостаточно, чтобы остановить эпидемию.

- Насколько разнится количество зараженных по разным группам населения?

- Социальные группы самые разные, в процентном отношении ко всему населению несколько преобладают люди со средним специальным образованием. Вероятно, потому, что никакая профилактика в их колледжах не проводилась. Среди посещающих центры СПИД - почти 70% относятся к экономически активной части населения, это даже больше чем в целом по России. Это объясняется возрастом: больше всего зараженных ВИЧ в группе 25-40 лет, самом трудоспособном. Самый высокий процент зараженных - среди мужчин 35-40 лет - более 3% из них состоят на учете как ВИЧ-инфицированные. Зараженных женщин этого возраста - 2%, но в возрастной группе 25-30 лет процент инфицированных женщин больше, чем мужчин - 1%. Это объясняется ростом гетеросексуального пути передачи - женщины заражаются от своих более старших половых партнеров. Многие женщины думают, что от супруга нельзя заразиться. А между тем считается, что в мире 30% женщин заражаются от мужа.

- Что женщины должны делать, чтобы не инфицироваться в таком случае?

- В оптимальном варианте – лучше всего обследоваться на ВИЧ вместе с человеком, с которым хочешь иметь детей, а до этого – всегда пользоваться презервативом. ВИЧ-инфекция не является препятствием для брака, но если знаешь, что кто-то из супругов заражен, можно принять меры, чтобы не заразиться и родить незараженного ребенка.

- Сколько нужно денег и сколько сейчас тратит государство на лечение ВИЧ?

- 21 миллиард рублей тратит федеральный Минздрав на лекарства и еще около 10 миллиардов расходуют региональные бюджеты. Ведь лечение ВИЧ это не только лекарства, но и диагностические наборы для контроля лечения, содержание региональных Центров СПИД, оплата труда медработников и т.п.

Для полного обеспечения лекарствами нужно порядка 50 млрд рублей – это цена современной подводной лодки, и борьба с эпидемией - это тоже вопрос национальной безопасности. Еще столько же надо потратить на создание инфраструктуры, на закупку диагностического оборудования, наём на работу и подготовку тысяч новых врачей. Сейчас центры СПИД захлебываются от количества пациентов, врачи перегружены.

Мероприятия по предупреждению заражения ВИЧ также должны хорошо финансироваться. Для того чтобы действительно взять эпидемию под контроль меньше чем в 100 млрд рублей уже не уложиться.

- Сколько стоит лекарственное обеспечение одного больного?

- Государство сейчас закупает препараты в диапазоне от 10 тыс. до 300 тыс. рублей в год на человека, в зависимости от сложности лечения конкретного пациента. В среднем - около 60 тысяч рублей на годовой курс.

- Если человек решает не ждать выделения на него средств и самому покупать лекарства, он потратит столько же?

- Ориентироваться надо на 100-150 тысяч в год. Можно, конечно, купить препараты и за 20 тысяч, но они довольно древние, 20-30-летней давности. А чем современнее препарат, тем меньше побочных действий, меньше таблеток надо принимать за раз. Но они дороже, к тому же наши законы не разрешают многие новые препараты закупать за государственный счет.

Есть и препараты, созданные в России, по качеству не уступающие импортным, но их немного. Предприниматели предпочитают идти по более простому пути и воспроизводить дженерики, то есть копии зарубежных препаратов. Мало кто вкладывается в разработку новых лекарств, потому что экономический эффект будет только через несколько лет, а все хотят заработать сразу и без особых усилий.

- Над лекарством от ВИЧ бьются лучшие ученые мира, но пока оно так и не найдено. Есть ли какие-то перспективные разработки на сегодняшний день? И что вы думаете об усилиях по созданию вакцины, насколько это реалистично?

- За 30 лет не удалось создать вакцину от ВИЧ из-за того, что нет излечившихся, то есть приобретенный иммунитет, такой как после кори, которой дважды не болеют, при ВИЧ-инфекции не вырабатывается. Поэтому сейчас пристальное внимание ученых приковано к врожденному иммунитету. Небольшая часть людей в Северной Европе, около 1%, в том числе в России, невосприимчивы к заражению ВИЧ. Ученые работают над тем, чтобы научиться переносить эту невосприимчивость от одного человека к другому и искусственно создавать невосприимчивости.

- Эта невосприимчивость – следствие какого-то изменения в генах?

- Да. И один удачный эксперимент с использованием этой особенности был проведен несколько лет назад. Больному лейкозом, "раком крови", американцу сделали в Берлине пересадку костного мозга от человека, невосприимчивого к ВИЧ, и в результате вылечили не только лейкоз, но и ВИЧ-инфекцию. Этот "берлинский пациент" считается единственным человеком, излечившимся от СПИДа. Но подбирать доноров для пересадки костного мозга очень трудно, поэтому теперь разрабатывается более перспективная идея – брать стволовые клетки от самого человека, превращать их в невосприимчивые к вирусу и вводить обратно, как для лечения, так и профилактики заражения. В нашем ЦНИИ эпидемиологии уже созданы экспериментальные препараты такого типа, но до их внедрения в практику пройдет еще немало лет, так как необходимо быть уверенными в том, что метод не вызовет непредсказуемых последствий вмешательства в геном клеток.

- Как вы считаете, увенчаются ли удачей эти разработки и в какой перспективе?

- Думаю, через несколько лет такие излечивающие методики появятся. Вопрос скорее в том, сколько они будут стоить, и как быстро можно будет сделать их дешевыми и доступными для всех.

- Есть ли страны, сравнимые с Россией по количеству инфицированных, в процентном соотношении?

- Количество инфицированных ВИЧ в Китае и Индии примерно такое же, как в России, но в процентном соотношении получается в 10 раз меньше. В США инфицированных ВИЧ ровно столько же, сколько у нас, но и людей там больше.

Для сравнения ситуации более важны особенности эпидемии и подходы к борьбе с ней. Европа уже давно остановила эпидемию среди наркопотребителей, проблема для них - гомосексуалисты и бисексуалы. А у нас эпидемия среди наркопотребителей в полном разгаре, поэтому вовлечение в эпидемию остального население неизбежно, если не остановить распространение ВИЧ в этой группе. А работать с ними тяжело, по радио к наркопотребителям обращайся – не обращайся – смысла особого нет. В Европе применяли специальные методы профилактики, например, "обмен шприцов", при котором наркоманов учат, чтобы одним шприцом не кололись, переходили от внутривенного введения наркотиков на таблетки. Но у нас такое не одобряется – говорят, если раздаете шприцы, то тем самым стимулируете принимать наркотики. Твердят: "давайте сначала их всех вылечим от наркомании". А не умрут ли они до этого от СПИДа? Поэтому европейцы пошли на то, чтобы сначала защитить наркоманов от заражения ВИЧ, и попутно завлекать их на лечение от наркозависимости. А у нас только споры идут: а лечение наркомании по-прежнему малоэффективно и профилактика ВИЧ не проводится.

С гомосексуалистами и бисексуалами в Европе оказалось трудно работать, поскольку они не хотят пользоваться презервативами. Тем более, поскольку знают, что СПИД уже не так опасен. В Европе им сейчас предлагают начать профилактический прием антиретровирусных препаратов, это называется "доконтактной профилактикой". Во Франции даже лекарства бесплатно государство предоставляет.

- А в России?

- Пока мы приступаем к первым исследованиям, но знаем, что некоторые продвинутые граждане уже пытаются применять этот метод самостоятельно.

- Эффективен ли этот метод?

- Европейские специалисты - в восторге! Но на вопрос, будет ли он эффективен в нашей стране, пока ответить не можем. Тем более, что результаты его применения у наркоманов не такие блестящие. Ведь очень важно, чтобы препараты принимались постоянно, регулярно. Иначе возможно, что будут распространяться штаммы, устойчивые уже и к этим препаратам.

- Существует ли вероятность того, что вирус ВИЧ в каком-то будущем может мутировать до того, чтобы передаваться воздушно-капельным путем? Это скорее миф или такая вероятность существует?

- Вероятность примерно такая же, как появление крыльев у слона. Но даже если это случится, слон не полетит: тяжеловат...

- Есть ли проблема с присутствием на рынке фальсифицированных лекарств от ВИЧ?

- Думаю, что фальсифицированных немного, но если их через Интернет пытаться приобрести, есть вероятность, что могут продать препараты более низкого качества или пустышки. Лучше найти аптеки, которые торгуют официально.

- А есть ли проблема, связанная с экстрасенсами, лечащими от ВИЧ?

- Да, но больше проблем, связанных со СПИД-диссидентами, теми кто уверовал, что "ВИЧ не существует", или что "ВИЧ не вызывает СПИД". То, что "СПИД есть" – это они все признают, иначе экстрасенсам и целителям нечего было бы лечить. И граждане часто им верят, даже люди с высшим образованием. Больные прекращают прием антиретровирусных препаратов, платят деньги за фиктивные средства, но через несколько месяцев им становится хуже. Это очень часто случается и трагически заканчивается.

- Какие побочные эффекты у лекарств?

- Все препараты имеют побочное действие, а их при ВИЧ-инфекции надо принимать сразу несколько и до конца жизни, соответственно, побочное действие может усиливается. Лекарства могут воздействовать на печень, сердечно-сосудистую, нервную системы. При приеме некоторых препаратов фиксируют склонность к самоубийству. Поэтому лечащие врачи тщательно следят за отклонениями, связанными с приемов лекарств, и, если возникают подозрения, препараты заменяют.

- Некоторое время назад были опасения, что ваш центр лишится финансирования. Насколько эти опасения были оправданы?

- Мы единственное научное учреждение в России, которое прицельно занимается проблемой ВИЧ/СПИДа, надзором за эпидемией, диагностикой, профилактикой и лечением. В результате административной реформы в 2004 году мы вместе с ЦНИИ эпидемиологии, в состав которого входим, оказались в системе Роспотребнадзора, который нас и финансирует. Раньше Минздрав нам предоставлял лекарства. Теперь – нет. Мотивирует это тем, что учреждения Роспотребнадзора не должны лечением заниматься, хотя все разрешения и лицензии у нас есть. Эта концепция появилась после того, как я стал открыто сомневаться в методах работы Минздрава, хотя до этого мы 30 лет лечили больных и разрабатывали новые методики лечения для всех учреждений Минздрава.

В результате мы не можем помочь Минздраву в осуществлении его планов по охвату лечением, а многим нашим пациентам пришлось переходить в другие учреждения, где им были не очень-то рады: своих больных хватает.

Лечить больных мы можем, но не теми лекарствами, что закупает Минздрав. И мы занимаемся исследованиями новых методов лечения, нас поддерживает Роспотребнадзор. В январе начнем испытывать комбинацию только из отечественных лекарств, чтобы убедиться в полной нашей независимости от импорта. До этого таких исследований не проводилось, да и Минздрав почему-то закупает наших лекарств очень мало по сравнению с импортными. Участие в таких испытаниях добровольное. Многие ВИЧ-позитивные сами хотят сделать что-нибудь для решения проблемы, и мы приглашаем всех желающих.

- Испытываете ли вы сейчас проблемы с финансированием?

- Институт получает финансирование от Роспотребнадзора, госзаказы на проведение прикладных научных исследований. Каждый работник нашего центра получает зарплату научного работника. Но специального финансирования нет. Мы собираем данные по стране и информируем наши госорганы о том, какова реальная ситуация – сколько заразилось ВИЧ, сколько умерло, какие причины заражения, разрабатываем методы диагностики и лечения.

К сожалению, углубленные научные исследования ВИЧ-инфекции пока специально не финансируются. Если хочешь провести такое исследование, надо подать заявку на конкурс научно-исследовательских работ и конкурировать с тысячей других проектов. На мой взгляд, нужно специально выделять финансирование на научные исследования в области СПИДа, и уже среди этих исследований проводить конкурс. Хорошо известно, что исследования в области ВИЧ/СПИД, хотя и часто кончались неудачей, существенно продвинули всю биологическую науку. Например, наработки по созданию лекарств от ВИЧ были использованы для создания лекарств, полностью излечивающих от вируса гепатита С.

- Можете ли рассказать о вирусе папилломы человека, опасно ли это заболевание и вакцина от него?

- Разновидностей этого вируса существует множество. Самые распространенные вызывают папилломы на коже, передаются при бытовом контакте. Но есть еще разновидности, которые передаются половым путем и могут вызывать рак, особенно часто рак шейки матки и головки полового члена. Эти опухоли особенно часто развиваются у больных ВИЧ/СПИД из-за ослабления иммунитета. Однако у такого рака есть "предшественники", кандиломы и дисплазии, диагностика и лечение которых достаточно эффективны. Пока лекарств, полностью излечивающих от вируса папилломы, нет, но идет их разработка, и, я думаю, что скоро получим и такие препараты.

Чтобы уменьшить распространение опасных разновидностей этого вируса, можно применять специальную вакцину. Обсуждается вопрос о проведения вакцинации детей, так как вакцинировать целесообразно до начала половой жизни. Побочные эффекты вакцин крайне преувеличены, опасные препараты просто не допускаются к применению.

Источник: https://www.interfax.ru/interview/639397

Возврат к списку









Знаменитости, погибшие от СПИДа

«Если жизнь – это всего лишь ожидание смерти и нас постоянно мучает неопределенность, то СПИД отмеряет нам точный срок… Жизнь становится четко отмеренной: отныне вы навсегда избавлены от неведения».

Эрве Жибер, писатель